Младенцы пошли по стопам благородных девиц.

19.06.2007

Младенцы пошли по стопам благородных девиц.

Младенцы пошли по стопам благородных девиц.

В прорубь

Эти женщины с детьми живут не в глухой деревне. Они — из Питера. Среди них есть физики, врачи, психологи, педагоги, просто домохозяйки. Их объединяет одно — желание уйти от сомнительных с их точки зрения благ и стереотипов цивилизации и вернуться к исконно русскому смыслу жизни — рождению и воспитанию детей.

Встреча

Прорубь на Шуваловском озере. Раз в неделю их можно увидеть купающимися вместе с детьми в ледяной воде. Многие из этих женщин едут через весь город, только чтобы очутиться здесь — на северной окраине — и походить босиком по чистому снегу. Папы и мамы вместе с малышами с удовольствием парятся в бане, а потом, ничуть не смущаясь тревожных криков прохожих, маленькие дети высыпают голышом из бани, играют на снегу, как будто это не морозный зимний день, а жаркое лето. Кто-то из родителей степенно прохаживается по льду в купальнике, загорает, неторопливо спускается к воде. Вот у проруби беременная женщина, которую абсолютно не беспокоит то обстоятельство, что ей через день-другой рожать. После прогревания в сауне мороз и ледяная вода для нее — приятная закономерность. Удивительно, но больше всего подводное плавание в обжигающей холодом воде по душе младенцам, которым порой нет и полугода. Их спокойствие схоже с благодушием маленьких тюленей. Подхожу, знакомлюсь, интересуюсь: «Вы что, детей в спасатели готовите? Ведь погружение в холодную воду — это стресс. Не навредит ли им ледяная вода?». Мне объясняют, что среди здешних обитателей моржей нет. А то, что происходит на моих глазах, — обычное закаливание. «Этот стресс — полезнее любого лекарства. На себе проверили». И приводят пример: еще курсистки института благородных девиц регулярно в прорубь на Неве окунались и ничего, кроме здоровья, от этого не получали. Те же младенцы, которым купание нравится, погружаются в прорубь на груди у мамы.

Заходов в прорубь пять-шесть — за два часа. Мне предлагают попробовать, но предупреждают: в воду окунаться лучше с головой. Не отказываюсь. И не жалею. После сауны в воде перехватывает дыхание. Страх, что не вынырнешь, что не хватит воздуха. А потом … в общем, как будто заново родишься.

Медицина — пуще неволи

Пока мы общались, выяснилось, что таких семей в Санкт-Петербурге немало. По крайней мере — несколько сотен. Примерно столько мам и пап стали членами петербургского семейного клуба «Берегиня» с момента его образования в 1996 году. Свое мировоззрение они называют сознательным родительством. С точки зрения обычного человека, подходы к воспитанию детей в «Берегине» по всем показателям нестандартные, а для кого-то — откровенно шокирующие. Часть таких родителей сознательно отказываются от услуг детских поликлиник, стараются не лечить детей химическими лекарственными средствами, заменяя их по мере возможности гомеопатией и травами.

Многие отказываются от вакцинации своих детей, считая, что прививки скорее принесут вред ребенку, чем пользу. Впрочем, государству такие инициативы не пришлись по вкусу: таких детей не принимали и не принимают в детские сады и школы, ведь вакцинация ребенка для таких учреждений обязательна. Кто-то из родителей не выдерживает, сдается, не у всех есть время ходить по инстанциям, отстаивать свои интересы — работать в конце концов надо. А родители-физики, столкнувшиеся на практике с тем, какое влияние может оказать ультразвук на человеческую клетку, лишь в самых крайних случаях прибегают к ультразвуковым медицинским исследованиям.

Мировоззрение семейных пар, приходящих в клуб, основывается на том, как и при каких обстоятельствах человек приходит в этот мир, как строятся отношения в его отчем доме, каков там уклад. Окунание в прорубь или хождение босиком по снегу лишь часть подготовки женщин к самостоятельным родам. Это помогает им закалить ребенка, когда он еще не родился (естественно, предполагается, что после родов это закаливание продлится). Благодаря этому многие женщины не знают, что такое токсикоз беременных или простой насморк.

Не учите меня рожать, лучше не пугайте

Помню, как моя одноклассница рассказывала о своих первых родах. Было это в 91-м году, когда ей да мужу еще по 22 года было. Они только переехали в новый дом в Рыбацком, где связь с внешним миром была в то время почти как в тундре. Ей рожать, а родители телефон ищут «скорую» вызвать. Сестры младшие на кухне дрожат. Делать нечего, муж стал книжку Никитиных читать (благо там все очень подробно описывалось), говорить жене, что делать, да помогать. Роды уже к концу подходили — «скорая» приехала. От врачихи толку, правда, было мало, поскольку эти роды были в ее жизни первые. Когда все случилось, отвезли маму с ребенком в роддом, поместили в разных палатах, с больными детьми да мамочками. Почему? Потому что «домашний» ребенок автоматически считается у нас охлажденным и больным. Продержали семь дней. После чего одноклассница моя зареклась рожать в клинике. И родила благополучно дома еще четверых детей без всяких акушерок, причем на этом останавливаться не собирается. И сестры, насмотревшись на нее, когда время рожать пришло, тоже дома остались.

Похожие истории случались с будущими членами клуба «Берегиня». Кого-то из них не устраивало, что отношение к беременным в женских консультациях и роддомах изначально было как к больным, в то время как многие из них справедливо полагали, что это абсолютно естественное состояние для женщины. Кто-то отказывался понимать установленный в роддомах порядок отлучения малыша от мамы, когда грудного ребенка сразу после рождения помещали в специальную детскую палату. Ко всему прочему педиатры настаивали на непременном кормлении малышей по режиму, как бы грудные дети ни были голодны. Женщины интуитивно понимали, что система роддомов — по сути дела нарушение всех духовных, психологических и биологических основ появления на свет ребенка. Кто-то из будущих мам сделал вывод, что самыми естественными будут домашние роды, как это было еще в дореволюционной России. Кому-то это подсказала акушерка с двадцатилетним стажем работы Ольга Ивановна Виноградова, которая сегодня возглавляет клуб «Берегиня» и может рассказать не об одной сотне благополучно принятых ею родах дома и не только.

— Сейчас в некоторые роддома и мужей пускают, и дети после родов с мамами остаются, и к грудному вскармливанию на уровне государства призывают, и кормят детей не по режиму. Зачем домашние роды-то нужны?

— Роды — это величайшая тайна, в которую не должен вторгаться никто чужой. Именно в момент родов и в первые дни жизни ребенка закладывается его представление о родных, о доме, о любви, а он появляется в казенных стенах. Вокруг чужие дяди и тети. Я всегда говорю женщинам: именно вынашивание ребенка, роды и материнство, а не университеты образовывают женщину, дают ей истинную мудрость. Это мужчин анализ, логика, знания приводят к другому качественному уровню…

В обстановке уюта, тепла и интимности женщине ничто не мешает быть сконцентрированной на себе и ребенке, погрузиться в особое состояние самодостаточности. Когда к нам приходит будущая роженица, я прежде всего ей говорю: «Мы не учим вас рожать. Вы все с этим знанием рождаетесь». Когда роженице не мешают, все идет как надо.

— И что — все у вас так запросто рожают?

— У нас никогда никого не уговаривают, никому не говорят, что это так просто. Но и не отказывают никому. Женщина должна сама сделать выбор, принять решение. А уж потом я предлагаю вместе подумать, как избежать осложнений, где бы женщина ни рожала — дома или в клинике. Я ее осматриваю несколько раз во время беременности, она сдает все необходимые анализы. Но при подготовке к родам и в родах порой важнее не физическая сторона вопроса, а духовная. Она определяет все. Важен настрой самой женщины. И я, и другие специалисты клуба стараемся воспитать из нее роженицу, которая способна родить сама.

— Но все-таки бывает, что у вас во время родов случаются осложнения?

— Бывает. Но причины тому разные, связанные с духовной, психологической, физической стороной родов. Я их оцениваю и принимаю решение — возможно продолжение родов дома с их благополучным окончанием или роды необходимо завершить в клинике. У меня есть все необходимое для неотложной акушерской помощи, но все это применяется только в целях сохранения здоровья матери и ребенка — как в родах, так и после.

— Вашим женщинам часто в родах помогают мужья?

— Мы очень подробно обсуждаем с мужьями, если они изъявляют желание помогать в родах, то, что они должны делать, буквально по пунктам расписываем порядок необходимых действий: чтобы нужные вещи лежали на своем месте, чтобы не было суеты, связанной с паникой и страхом, стояла тишина. И чтобы ничто женщине не мешало быть сосредоточенной, погруженной в себя. Но мое убеждение, что мужчина все-таки по-другому эмоционально устроен, нежели женщина. Ту глубину чувств, ту боль, которую испытывает женщина во время родов, словами очень трудно выразить, разве что в поэтической форме, это что-то фантастическое, не поддающееся объяснению. Поэтому мужчина должен очень четко осознавать свою готовность к совместным родам. Не надо его притягивать насильно, если он этого не хочет. Ведь, чтобы ей помочь, а не мешать собственным удивлением, а подчас и испугом в глазах, мужчина должен очень чутко эмоционально настроиться на женщину. Прежде чем решиться на домашние роды, женщине, а в случае совместных родов — и мужчине, нужно избавиться от своих страхов. В этом им помогают в клубе педагоги, психологи, тренеры. С ними беременные делают специальную гимнастику и в бассейне плавают, регулируют свое питание, танцуют, поют, рисуют, просто делятся своими переживаниями.

Но приходит время рожать, и все эти знания уходят, все оказывается по-другому, и надо принять это все, как оно есть. И здесь многое зависит от того, насколько женщина духовна, каковы ее культурный уровень и жизненный багаж, к чему она шла, что копила и с чем вступила в эту критическую для нее ситуацию, что она готова претерпеть, чем пожертвовать.

После родов

И после родов женщину с ребенком в «Берегине» не оставляют без внимания. Здесь есть свои педиатры, невропатолог. Некоторые из детских врачей тоже рожали дома и свою восстановительную программу для женщин после родов придумали. Чтобы богатырями ребятишки росли, натуральными продуктами стараются обеспечить семьи. Даже настоящий, домашний хлеб выпекать пытаются на всю компанию. Детские вещи друг другу передают.

В «Берегине» готовятся к воспитанию дитяти, изучая забытые русские обычаи. Ставят детские спектакли. Отмечают совместно праздники. Поскольку потребность в духовном попечении у молодых семей велика, родительские сообщества возникают стихийно, в ответ на повсеместное сворачивание деятельности подростковых клубов, иногда в результате отсутствия поддержки молодой семьи со стороны государства. Многие родители не могут понять, почему в городе до сих пор не организована социальная государственная служба домашнего родовспоможения, как в других странах.

Разные люди в «Берегиню» приходят. Здесь они друг друга вдохновляют и воспитывают: родители — детей, дети — родителей. Как в нормальных семьях, где знакомы со счастьем не понаслышке.

_________________

Наталия Ловецкая

Петербургская газета «Смена»
19.06.2007